Вы сейчас будете переадресованы на новый сайт Сеченовского Университета

«ПЕРВЫЙ СРЕДИ РАВНЫХ...»
Нормативные документы
Противодействие коррупции
Поступающим
Студентам
Выпускникам
Проект 5-100
Аккредитация специалистов

Мужчинам угрожает рак груди

Мужчинам угрожает рак груди

За две недели до сорокалетия Яну Бентли сделали двойную мастэктомию. Он был сильным, здоровым мужчиной, и операция, проведенная в 2004 году по удалению ткани молочной железы и большей части грудных мышц, носила скорее профилактический характер.

За два года до этого Ян наблюдал, как умирал от рака груди его младший брат Кевин, которому было лишь 39 лет. Поэтому он знал, что ему тоже грозит опасность. «Решение сделать операцию далось с большим трудом. Из-за этого моя жена Анги и я провели много бессонных ночей, но я должен был через это пройти», - говорит Ян.

Рак груди стал в его семье источником постоянного страха, поскольку на протяжении многих лет этот диагноз неизбежно передавался всем женщинам. Мать Яна Анна умерла от рака груди в возрасте 50 лет, его бабка - в 48 лет, а сестра его матери Фрэнсис - в 46. После того как в груди у его младшей сестры обнаружили уплотнение, ей сделали профилактическую мастэктомию.

Ни Яну, ни другим мужчинам в семье не приходило в голову, что болезнь может настигнуть и их. Прозрение наступило лишь после того, как шокирующий диагноз был поставлен Кевину.

Кевин Бентли обратился к врачу в 1999 году, потому что нащупал небольшое уплотнение в груди. Он также жаловался на то, что у него покраснел и вызывает зуд сосок. Эти симптомы приводили его в смущение, и к медицинской помощи он прибегнул очень поздно. После операции по удалению ракового узла у Кевина были обнаружены метастазы в позвоночнике. Он прошел курс химиотерапии, но рак продолжал распространяться.

Во время профилактической операции Яну удалили мышцы груди, жировую ткань и лимфатические узлы. Ему потребовался год, чтобы вновь встать на ноги. Его грудь стала впалой, но риск развития рака существенно уменьшился.

Как только стало позволять его физическое самочувствие, Ян начал делать упражнения, которые позволили ему развить некоторые мышцы. «Летом он свободно снимает с себя рубашку, - рассказывает его жена. - Он в хорошей физической форме, и хотя ему вырезали часть грудных тканей, не стесняется. У него довольно волосатая грудь, так что шрамов почти не видно».

Наученный горьким опытом, Ян постоянно повышает осведомленность мужчин о том, что рак груди может коснуться и их, особенно если в семье есть к этому генетическая предрасположенность.

"До смерти Кевина в нашей семье никто не предполагал, что рак груди может начаться не только у женщин, но и у мужчин, - говорит Анги. - Ужасная болезнь Кевина произвела эффект разорвавшейся бомбы, ведь до этого мы больше всего боялись, что в один прекрасный день позвонит сестра моего мужа Алисон и скажет, что ей поставили диагноз "рак груди".

Злокачественная опухоль груди у мужчин встречается редко. Ежегодно такой диагноз в Великобритании ставится 300 мужчинам и, для сравнения, 41 тысяче женщин. Однако за последние 20 лет заболеваемость среди мужчин возросла на 25%. «Число заболеваний медленно, но неуклонно растет», - говорит генетик больниц Св. Марии и Кристи в Манчестере профессор Гарет Эванс.

Основным фактором риска, несомненно, остается возраст. Большинство мужчин, которым ставится такой диагноз, старше 60 лет. Однако в случае с более молодыми пациентами типа Кевина медики часто недооценивают роль историй болезни членов семьи.

За последние 10-15 лет генетикам удалось идентифицировать гены, сбои в которых обычно связывают с возникновением рака груди, - это BRCA1 и BRCA2. Они повышают риск развития злокачественных опухолей у небольшого числа женщин, но, по мнению генетика ведущего в Британии благотворительного фонда Breakthrough Breast Cancer доктора Кристины Парсонс Перез, становятся причиной возникновения рака груди у гораздо большего числа мужчин, особенно это касается гена BRCA2.

«Среди женщин, у которых выявлен соответствующий дефект генов и у которых существует семейная предрасположенность, количество заболеваний раком груди составляет около 5--7%, тогда как среди мужчин эта цифра увеличивается до 10-20%», - говорит она.

Современные исследования показывают, что за развитие опухолей груди отвечают и другие гены, и генетики верят, что их тоже удастся выявить. Так считает, например, профессор Эванс. «Вполне возможно, наука докажет, что четыре из каждых десяти случаев возникновения рака груди у мужчин связаны с мутацией генов. Если у кого-то вызывает опасения семейная предрасположенность к этой болезни, надо проконсультироваться у врача и спросить, не следует ли пройти анализ на определение генетического риска», - говорит он.

«После смерти Кевина у нас накопилось множество вопросов о раке груди у мужчин, - говорит Анги. – Мы не просто стучались в двери медицинских учреждений, мы вламывались туда. И мы старательно прочесывали Интернет, чтобы понять, почему умирают мужчины».

Мутации генов обнаруживаются лишь у тех пациентов, у кого уже начался рак. Несмотря на плохую наследственность, генетические тесты на ген BRCA у Кевина и Алисон Бентли не показали ничего настораживающего, а Ян Бентли согласился сделать операцию, не зная, есть ли в ней необходимость.

Генетики знают, что генетический дефект может случиться в любом месте. Исследовать целую цепочку генов на предмет наличия мутации - все равно что искать опечатку в одном слове по всей Британской энциклопедии. «Даже если мы не обнаружили генетический дефект у представителей семьи Бентли, это вовсе не означает, что его нет. Полагаю, что в конечном итоге нам удастся его отыскать», - говорит профессор Эванс.

Биопсия Яна не обнаружила раковых клеток, но он уверен, что поступил правильно: «Эта операция позволила мне и моей семье жить спокойно. Похоже, это было единственное, что мы могли сделать в данной ситуации». Ян продолжает регулярно обследоваться у специалистов.

Из-за операции Яну пришлось поменять работу. Раньше он был водителем грузовика, но из-за потери мышц больше не может поднимать и переносить тяжести. «Сейчас я присматриваю за детьми с серьезными заболеваниями типа эпилепсии. Эта работа мне нравится гораздо больше. Она приносит мне больше радости», - рассказывает он.

Одновременно Ян ведет активную пропагандистскую работу, рассказывая школьникам о раке и помогая собрать пожертвования для фонда Genesis Appeal, которые пойдут на строительство первого в Европе центра диагностики и предотвращения рака. Центр планируется построить в Манчестере. На прошлой неделе городские власти выдали разрешение на начало строительства.

Ян и Анги сознают, что над следующим поколением Бентли продолжает висеть тень грозной болезни. Особенно велик риск для их 22-летнего сына Джеймса и 17-летней дочери Сары. Впрочем, болезнь может поразить и других родственников.

«Мы хотим, чтобы нашим детям удалось избежать таких мук, - объясняет Ян. - Добиться этого можно, лишь осознавая риски и надеясь на то, что наука откроет другие дефектные гены и повысит информативность анализов».

Кристин Дойл

GZT


24.03.2006

Назад